Всё, что вы хотели знать о Куриленко

В прокате стартовал триллер “Дыши во мгле”, персонажи которого пытаются выжить после крупного землетрясения в Париже. Metro поговорило с исполнительницей главной роли Ольгой Куриленко об актуальности фильма, трудностях съёмочного процесса и работе в европейском кинематографе.

Чем вас заинтересовал этот проект?

Сценарий с первой же страницы меня настолько увлёк, что я прочла его залпом. Он превосходно написан: постоянно хотелось знать, что же произойдёт на следующей странице! Я влюбилась в эту историю. И влюбилась в своего персонажа. Кроме того, я давно мечтала поработать с Роменом Дюрисом, и его участие в проекте лишь укрепило моё желание сняться в этом фильме.

Вы поклонница социальной и научной фантастики?

Это скорее зависит от самого фильма, нежели от жанра. Мне нравится научная фантастика, в которой присутствуют близкие тебе по духу персонажи, правдоподобный контекст и связь с реальной действительностью. В этом проекте меня привлекла его актуальность: из-за глобального потепления и наплевательского отношения человека к природе угроза появления подобного токсичного газа в наше время кажется вполне реальной.

Ранее вы снимались в фильме Михаль Боганим “Земля забвения”, посвящённом чернобыльской катастрофе. Кажется, что тема влияния человека на природу вас очень волнует.

Эта тема для меня очень важна! Я считаю себя обязанной заботиться о планете, на которой живу. Меня глубоко волнует, что человечество продолжает уничтожать Землю. Я считаю эту тему невероятно важной, и мне кажется, что художественный фильм может привлечь больше внимания к этой проблеме, чем книга или документальная лента.

Как бы вы описали своего персонажа в фильме?

Анна – физик, учёный. Она никогда не поддаётся панике, потому что прежде всего она рациональный человек. Разумеется, в душе она волнуется и переживает, но всегда держит себя в руках и пытается найти конкретный выход из ситуации. Это сильная, решительная женщина, которая в любых обстоятельствах старается не терять головы. Поэтому даже в сценах, где она явно волнуется за дочь, я старалась играть так, чтобы зритель не увидел в её действиях отчаяния. Она прямая противоположность героя Ромена Дюриса – спонтанного мечтателя. Он надеется на чудо, а моя героиня скептик. Было очень интересно исследовать взаимоотношения этих двух столь разных персонажей – рациональной женщины и эмоционального мужчины, которые прекрасно друг друга дополняют. В результате становится ясно, что они оба правы и их воссоединение позволяет им спасти дочь.

Кстати, как вам работалось с Роменом Дюрисом?

Я от него просто без ума! Никого не встречала остроумнее, забавнее и обаятельнее. Он очень доброжелательный человек, и он постоянно нас смешил, даже во время очень сложных сцен. И это помогало снять напряжение. Работать с ним – одно удовольствие. Он всегда готов был меня поддержать, как и я его.

Насколько я поняла, съёмки вам дались нелегко.

Наш режиссёр Дэниэл Роби каждый день был полон энтузиазма. Даже после удачного дубля он снимал ещё и ещё, поддерживая достаточно напряжённый ритм. И это помогло создать тяжёлую, серьёзную атмосферу фильма. Порой мне казалось, что он снимает столько дублей только для того, чтобы выжать из нас все соки. Но фильм такого рода требует подобных жертв: вряд ли нам удалось бы создать подобное драматическое напряжение, если бы съёмки велись в более быстром темпе. Я смотрю на себя на экране и вспоминаю, насколько я была измотана тогда. Но результат определённо того стоил.

Ваш персонаж, как и герой Ромена Дюриса, мгновенно располагает к себе зрителя. Как вам удалось добиться такого эффекта?

Для некоторых режиссёров, особенно когда речь идёт о триллерах или боевиках, на первом месте остаются форма и визуальный аспект. А Дэниэл относился к проекту так, словно мы снимаем авторское кино. Содержание для него очень важно. И огромное количество дублей мы снимали отчасти для того, чтобы выявить скрытые эмоции персонажей.

Это очень необычный фильм для французского кинематографа. Вы чувствовали это во время съёмок?

Нет, у меня было стойкое ощущение, что я снимаюсь во французском кино. Атмосфера их картин сильно отличается от англоговорящего кино. И эта лента на сто процентов французская. Лично мне эта культура намного ближе, чем английская или американская. Даже сам французский язык, пусть он мне и не родной, даётся мне легко и естественно. И хотя я часто снимаюсь в англоговорящем кино, об этом фильме у меня остались самые тёплые воспоминания.